Клиент центрированная терапия к. роджерса

Клиентцентрированная (разговорная) терапия К. Роджерса

Клиент центрированная терапия К. Роджерса

Поиск Лекций

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ИЗМАИЛЬСЬКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ОБЩЕЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

ДОКЛАД

По ОСНОВАМ ПСИХОТЕРАПИИ

«РАЗГОВОРНАЯ (КЛИЕНТОЦЕНТРИРОВАННАЯ) ПСИХОТЕРАПИЯ (К.РОДЖЕРС)»

студентки центра

непрерывного образования

сали е.в.

Измаил, 2016

Клиентцентрированная (разговорная) терапия К. Роджерса

Когда я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они заботятся сами о себе. Когда я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они ведут себя правильно. Если я удерживаюсь от проповедования людям, они сами улучшают себя. Если я ничего не навязываю людям,

они становятся сами собой…

Лао Цзы

Впервые метод разговорной психотерапии разработали немецкие психотерапевты Р. Тауш и Я. Хельм в 70-е годы прошлого века. Изначально её принципы использовались для работы как с невротическими, так и с психотическими расстройствами. Во многом идеи «лечения словом» были близки господствовавшему тогда методу клиент-центрированной (разговорной) терапии К. Роджерса.

Многие люди с психологическими расстройствами считают, что окружение их не понимает. И только когда другие выражают им свое сочувствие, они ощущают понимание. Постепенно эти люди становятся готовыми к изменениям. Карл Р. Роджерс, на основе этого опыта, который он почерпнул из идей неоаналитика Ранка и из китайских источников, создал свой метод.

Успех его первой книги «Консультации и психотерапия» («Counseling and Psychotherapy», 1942) в значительной мере способствовала сенсация: в ней была опубликована полная расшифровка звукозаписи индивидуальной терапии.

Понимание личности в клиентцентрированной терапии

Выражение К.

Роджерса (1942): «Иногда мы забываем, что результаты любого вида психотерапии зависят от предположения, что индивид, если ему помочь, переориентируется, заново организовывает свои установки, а также может прибегать к менее трудной адаптации и находить удовлетворение социально признанными способами». Чтобы достичь этой цели, недирективная психотерапия, т.е. центрированная на клиенте старается реорганизовать оценочный процесс со стороны организма, т.е. контроль организма за опытом в аспекте его благоприятности для самосохранения.

10-уровневая система терапии длится от тенденции к актуализации (общее стремление к самосовершенствованию), «Я-Концепции» (изменяемые образцы самости относительно собственного прошлого, современного и будущего) и вплоть до новой оценки. В качестве цели К.

Роджерс избрал «полнейшую функциональную личность», важнейшие признаки которой: открытость для нового опыта, непротиворечивость образа «Я» и опыта, оценочное суждение о собственной самости, неискаженное восприятие реальности и зрелое социальное взаимодействие, которое удовлетворяет ее.

Особенности поведения клиентцентрированного терапевта

Сравнительно с другими видами клиентцентрированная терапия требует от терапевта больше сдержанности. Причина этого парадоксальна. Терапевт относительно быстро выясняет истинную причину (истолкованную согласно его имплицитной теории) психологических расстройств. Однако: «Чем точнее и исчерпывающе интерпретация, тем вероятнее, что пациент ответит вам защитой и сопротивлением».

Это сопротивление психоаналитики считают блокадой (едипального) несознательного и ставят в центр обработки; если поведенческий терапевт отвечает на него контрпониманием, то клиентцентрированный не противопоставляет ничего, чтобы таким образом его ослабить. К. Роджерс цитирует китайского философа Лао-Цзи (6 ст. к н.э.): «Если я удержусь от вмешательства, то человек побеспокоится о себе сам; если удержусь от руководства, человек самая найдет правильное поведение.»

Понимание — это совсем не бездеятельность. Терапевт должен придерживаться трех переменных величин поведения:

(1) Он повторяет пациенту его выражения. Благодаря этому пациент в словах терапевта узнает себя и начинает себя корректировать (вербализация эмоционального содержания переживаний). Он ощущает понимание и побуждение к изменениям.

(2) Положительное оценочное отношение к пациенту и эмоциональное тепло относительно него, что усиливает уверенность в себе и доверие к терапии.

(3) Аутентичность и самоконгруэнтность — важнейшее требование к терапевту. Социальные положения требуют всяких видов представления, неправды и лицемерия. Они должны радикально уступить место самораскрытию (англ. self-disclosure), чтобы подозрение в неискренности терапевта не вело пациентов к неопределенности, замкнутости и отказу от позитивных отношений.

Процессуальные переменные клиентцентрированной терапии

После каждых 6-25 предусмотренных терапевтических встреч (около 45 мин. каждая) партнеры по терапии выясняют свои повторные или следующие шаги.

Для этого используются анкеты. Одна из них, которую предложили Томлинсон и Гарт (1962), а переработал К. Роджерс, предусматривает семь функциональных сфер (строк) и семь уровней (три столбика), в которых можно регистрировать достигнутый прогресс.

В рамках этого терапевт процесса задает две главные переменные величины: самообследование (поиск новых аспектов своего внутреннего переживания) и самопереживание (англ. experiencing) (критическая саморефлексия, внутреннее самораскрытие, расширенное самоприменение).

Клиентцентрированная терапия подчеркивает, что ее результатом является не завершение, а начало нарастающей самоактуализации или самореализации.

К. Роджерс пишет об этом («Ретроспективный взгляд», 1976): «Постепенно была развита и проверена гипотеза, согласно которой индивид имеет в себе огромные источники для помощи себе и для понимания себя самого, для изменения «Я-Концепции», своих наставлений, самодетерминированного поведения».

Эффективность

Разговорная психотерапия, наряду с психоаналитически ориентированными и поведенческими методами, относится к тем трем психотерапевтическим направлениям, действенность которых можно рассматривать как научно доказанную.

Между тем как психоаналитики, так и сторонники разговорной психотерапии высказывают предположения о том, что в рамках мета-анализа Граве эффективность разговорной психотерапии и психоанализа систематически недооценивается.

Основанием для этого замечания является, например, то, что средняя продолжительность курсов разговорной терапии, использованных для мета-анализа, составляет «чаше всего менее 20 встреч». Столь краткая работа осуществляется чаще всего с помощью «квази-экспериментального» подхода в терапевтических группах или с использованием контрольных групп и рандомизации.

На практике уже в 50-е годы продолжительность курсов разговорной психотерапии составляла более 31 встречи.

Экерт и Вухнер, проведя репрезентативный опрос 300 опытных терапевтов, работающих в рамках разговорной психотерапии, со средним опытом терапевтической работы около 14 лет, обнаружили, что средняя продолжительность терапии составляет 69,2 часа и варьируется в зависимости от картины нарушений.

То есть можно предположить, что изученные в рамках мета-анализа сеансы разговорной психотерапии не являются показательными. Так как по меньшей мере в отношении количества часов терапии существует четкая взаимосвязь между продолжительностью терапии и успехом лечения, можно вслед за Бирманн-Ратьеном, Экертом и Шварцем) предположить, «что эффективность разговорной психотерапии в проведенных до сих пор мета-аналитических исследованиях систематически недооценивалась». При прямом сравнении разговорной психотерапии и психоаналитической терапии систематические различия в эффективности этих обеих форм терапии, по мнению Граве и его коллег, не обнаруживаются.

Показания

«Разговорная психотерапия как лечебная процедура рекомендована тогда, когда:

1) нарушение является психическим, то есть в основе его лежит неконгруэнтность;

2) у клиента задана Я-концепция и некоторая способность строить отношение к самому себе;

3) клиент в определенной степени воспринимает свою неконгруэнтность как таковую и это восприятие связано с желанием изменений;

4) клиент может воспринять и принять предложение отношений разговорной психотерапии;

5) в устранении неконгруэнтности в переживаниях клиента можно увидеть, как минимум первый шаг к преодолению его психических нарушений или к решению его проблем, а также если терапия приведет к прояснению проблемы».

Основная идея разговорной терапии заключается в том, что важнее являются отношения и чувства психотерапевта, чем его теоретическая ориентация. Его методы и средства менее важны, чем его отношение к клиенту. Также стоит заметить, что не менее важно, как клиент воспринимает отношение и методы психотерапевта. Именно это восприятие является решающим.

Список литературы

1. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека/Пер. с англ. Общ. ред. и предисл. Исениной – М. 1994 г., Прогресс.

2. Роджерс К. Р. О групповой психотерапии /Пер. с англ. — М. 1993 г., Гиль-Эстель.

3. Роджерс К. Р. Клиентоцентрированная психотерапия. — М., 1993 г., Рефл-бук.

Источник: http://poisk-ru.ru/s44701t3.html

1. Модель психической патологии в концепции К. Роджерса

1. Модель психической патологии в концепции К. Роджерса

Гуманистических и экзистенциальных теоретиков обычно включают в одну группу — в подход, называемый экзистенциально-гуманистической моделью — из-за присущего им внимания к этим более широким аспектам человеческого существования. В то же время между ними имеются важные различия.

Гуманистические психологи считают, что люди обладают врожденной тенденцией к дружбе, сотрудничеству и созиданию.

Люди, заявляют эти теоретики, стремятся к самоактуализации — реализации этого потенциала добра и роста.

Однако они могут этого добиться, только если наряду со своими достоинствами честно признают и примут свои недостатки и определят удовлетворительные личностные ценности, на которые следует ориентироваться в жизни.

Самоактуализация — гуманистический процесс, в котором люди реализуют свой потенциал добра и роста.

Экзистенциально-ориентированные психологи соглашаются, что люди должны иметь точное представление о самих себе и жить содержательной «аутентичной» жизнью, с тем чтобы быть психологически хорошо адаптированными. Однако их теории не предполагают, что люди от природы склонны жить в позитивном ключе.

Эти теоретики считают, что мы от рождения обладаем полной свободой: либо открыто посмотреть на свое существование и придать смысл своей жизни, либо уклониться от этой ответственности.

Те, кто предпочитают «прятаться» от ответственности и выбора, станут смотреть на себя как на беспомощных и слабых, в результате чего их жизнь может стать пустой, не аутентичной и привести к появлению тех или иных симптомов.

И гуманистический и экзистенциальный взгляд на патологию восходят к 1940-м годам.

В это время Карл Роджерс (1902-1987), часто рассматриваемый как пионер гуманистического направления, разработал клиент-центрированный метод терапии, принимающий клиента и обеспечивающий поддержку подход, который резко контрастировал с психодинамическими приемами того времени. Он также выдвинул теорию личности, которая не придавала большого значения иррациональным инстинктам и конфликтам.

Экзистенциальный взгляд на личность и патологию возник в тот же самый период.

Многие из его принципов опираются на идеи европейских философов-экзистенциалистов XIX века, которые считали, что люди постоянно определяют свое существование посредством своих действий, и таким образом придают ему смысл.

В конце 1950-х годов Мэй, Эйнджел и Элленбергер выпустили в свет книгу под названием Existence, в которой были описаны несколько основных экзистенциальных идей и лечебных подходов, что помогло привлечь внимание к этому направлению.

Гуманистические и экзистенциальные теории были крайне популярны в 1960-х и 70-х годах, времени интенсивных духовных поисков и социального переворота в западном обществе. Затем они несколько утратили свою популярность, но продолжают влиять на идеи и работу многих клиницистов.

Согласно Карлу Роджерсу, путь к дисфункции начинается в младенчестве. У всех нас есть базовая потребность в позитивном отношении со стороны людей, занимающих важное место в нашей жизни (прежде всего со стороны родителей).

У тех, к кому на раннем этапе жизни проявляют безусловное (нерассудочное) позитивное отношение, скорее выработается безусловное позитивное отношение к себе. To есть эти люди будут сознавать свою ценность как личностей, даже понимая, что они несовершенны.

Такой человек имеет хорошие предпосылки для актуализации своего позитивного потенциала.

К сожалению, некоторых детей раз за разом заставляют ощущать, что они не заслуживают позитивного отношения.

В результате они усваивают требования признания заслуг, стандарты, которые говорят им, что они заслуживают любви и одобрения, только когда соответствуют определенным правилам.

Чтобы сохранить позитивное отношение к себе, эти люди должны смотреть на себя очень избирательно, отрицая или искажая мысли и поступки, которые не выдерживают их требований признания заслуг. Тем самым они усваивают искаженный взгляд на себя и свой опыт.

Постоянный самообман делает невозможным для этих людей самоактуализацию. Они не знают, что они на самом деле чувствуют, что им по-настоящему нужно или какие ценности и цели были бы для них значимыми. Более того, они тратят так много энергии, пытаясь отстоять образ самих себя, что на самоактуализацию ее остается совсем мало, после чего неизбежны проблемы в функционировании.

Клиницисты, которые практикуют Роджерса, пытаются создать атмосферу поддержки. Они хотят, чтобы люди посмотрели на себя честно и приняли себя такими, какие они есть. Терапевт должен демонстрировать три важных качества на протяжении всей терапии: безусловное позитивное отношение к клиенту, внимательную эмпатию (сопереживание) и искренность.

Клиент-центрированная терапия — разработанный Карлом Роджерсом метод гуманистической терапии, в котором клиницисты пытаются помочь клиентам, принимая их такими, какие они есть, внимательно сопереживая им и проявляя искренность.

Терапевты проявляют безусловное позитивное отношение, предлагая полный и теплый прием, что бы клиенты ни говорили, думали или чувствовали.

Терапевты проявляют внимательную эмпатию, внимательно слушая, что клиенты говорят, и прочувствованно повторяют их слова без какой-либо интерпретации или корректировки. Наконец, терапевты должны проявлять искренность.

Если в словах терапевтов нет честности и искренности, клиенты могут воспринять их как механические и фальшивые. В нижеследующем диалоге терапевт использует все три качества, помогая клиенту лучше понять себя:

Клиентка: Да, я знаю, что не должна беспокоиться об этом, но продолжаю это делать. О множестве вещей — деньгах, людях, одежде. Мне кажется, все только и ждут случая, чтобы наброситься на меня… Когда я встречаю кого-то, мне хочется знать, что он на самом деле сейчас думает обо мне. А позже меня занимает вопрос, насколько я соответствую тому, что он обо мне подумал.

Терапевт: Вам кажется, что вы очень восприимчивы к мнению других людей.

Клиентка: Да, но эти вещи не должны меня беспокоить.

Терапевт: Вам кажется, что это те вещи, которые не должны вызывать беспокойство, но они все же заставляют вас довольно сильно волноваться.

Клиентка: Лишь некоторые из них. Большинство этих вещей беспокоят меня, потому что они реальны. Те, о которых я вам сообщила. Но есть множество вещей, которые не реальны… Похоже, вещи просто накапливаются, накапливаются внутри меня… Такое ощущение, что они теснят друг друга и вот-вот взорвутся.

Терапевт: Вы ощущаете это как своего рода гнетущее давление с определенной долей фрустрации и чувствуете, что вещи неуправляемы.

Клиентка: В некотором роде, но некоторые вещи кажутся просто нелогичными. Боюсь, я не очень ясно выражаюсь, но это то, что мне приходит на ум.

Терапевт: Хорошо. Вы говорите то, что думаете.

В подобной атмосфере люди чувствуют себя принятыми своим терапевтом. Возможно, затем они смогут честно посмотреть на себя и принять себя — процесс, называемый проживанием. То есть они начинают ценить собственные эмоции, мысли и поведенческие реакции, и потому избавляются от чувства незащищенности и сомнений.

В исследованиях клиент-центрированная терапия показала себя не с самой лучшей стороны. Хотя по некоторым данным у людей, подвергавшихся этой терапии, по-видимому, все-таки отмечались более заметные улучшения, чем у контрольных испытуемых, во многих других исследованиях подобного преимущества не выявлялось.

Тем не менее, терапия Роджерса оказала позитивное влияние на клиническую практику. Она стала одной из первых серьезных альтернатив психодинамичекой терапии и открыла дорогу для новых подходов.

Роджерс также помог сделать доступной практику психотерапии для психологов; ранее она считалась областью ведения психиатров. А его преданность клиническим исследованиям прояснила важность систематических исследований лечения.

Приблизительно 3% современных терапевтов сообщают, что они используют клиент-центрированный подход [2].

Источник: http://psy.bobrodobro.ru/25770

Клиент-центрированная терапия — Сайт психолога

Клиент-центрированная терапия - Сайт психолога

Клиент центрированная терапия — гуманистическое направление в психотерапии.

Одним из наиболее известных подходов, принадлежащих к гуманистическому направлению в психотерапии, является клиент центрированная терапия Карла Роджерса (1902-1987), разработанная им в 40-50 годы двадцатого века.

В гуманистическое направление входят также психодрама, экзистенциальная психотерапия, логотерапия, гештальт-терапия и ряд других подходов, объединенных вокруг идей роста, развития, реализации человеческого потенциала и веры в исходную доброту человеческой натуры.

Утверждая, что люди способны к самоопределению, свободным жизненным выборам и ответственности за свою жизнь, гуманистическое движение в психологии и психотерапии возникло в оппозицию психоанализу и бихевиоризму, видящим человека как существо не свободное и запрограммированное инстинктами, стимулами или внешними подкреплениями.

Основные положения теории Роджерса клиент центрированная терапия.
Ключевым понятием в теории Роджерса является тенденция к актуализации. (От лат. actualis — деятельный).

Роджерс выдвинул гипотезу, что важнейший мотив жизни человека — это актуализировать, то есть сохранить и развить себя, максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы.

Движение к саморазвитию часто сопровождается борьбой и страданиями, срывами и падениями, но побудительный мотив настолько непреодолим, что человек настойчиво продолжает свои попытки, несмотря ни на что.

Весь жизненный опыт, с которым человек имеет дело, автоматически оценивается на предмет того, содействует ли он развитию его личности или препятствует, противоречит актуализации.

Этот процесс, часто происходящий на бессознательном уровне, Роджерс называет организмическим оценочным процессом, и если бы люди больше могли доверять своим ощущениям, им было бы легче осознать, движутся ли они в правильном направлении.

Еще одним важным термином, необходимым для понимания роджеровского подхода к терапии, клиент центрированной терапии, является понятие Я-концепции. Если мы хотим объяснить, почему человек думает, чувствует и ведет себя определенным образом, нам необходимо понять его внутренний мир.

Только субъективный опыт является ключом к пониманию поведения. Например, если молодой человек считает, что он не умеет общаться с девушками, этот образ самого себя будет руководить им при очередной встрече и определять застенчивое поведение. Я-концепция по Роджерсу — это сознательное представление о самом себе.

Например, Я — добрый, общительный, привлекательный, насмешливый, любящий развлечения и т.д. Помимо того, как человек воспринимает самого себя в настоящий момент, обычно имеются некие идеальные представления о самом себе, каким бы он хотел быть: Я-идеальное.

Для Роджерса очень сильный разрыв между Я-реальным и Я-идеальным означает симптом внутреннего неблагополучия и страдания.

Причина неадекватного поведения. Чтобы выжить и иметь возможность реализоваться, ребенок нуждается в других людях, в их позитивном внимании. Он стремится быть таким, каким его хотят видеть близкие ему люди и развивает свою Я-концепцию, вбирая в нее их характеристики самого себя.

Но тот, каким он является на самом деле, со своими эмоциями, способностями, склонностями и интересами — не обязательно именно то, что ожидают от него его родители. В случае сильного расхождения возникает внутренний конфликт собственных побуждений с потребностью в положительном отношении со стороны других.

Если значимые для ребенка люди не принимают и отвергают многие чувства и нужды ребенка, реализуется так называемое условие ценности: «Я буду любить и уважать тебя только в том случае, если ты будешь таким, каким я хочу тебя видеть». В этом случае у ребенка может сформироваться Я-концепция, основанная на негативном и искаженном самовосприятии.

По Роджерсу, его клиент центрированной терапии, человек всегда действует в соответствии со своей Я-концепцией. Это своеобразные очки, через которые он видит мир и себя самого. Представим теперь, что он встречается с определенным опытом, например своими собственными чувствами, которые противоречат его Я-концепции.

Например, думая о себе как о дружелюбном и вежливом человеке, он не должен испытывать ненависти к своему другу. В этом случае жизненный опыт искажается, отрицается, и человек, не принимая часть самого себя, действует, не понимая, что с ним происходит.

Роджерс считает, что люди реагируют тревогой на угрозу истинности своей Я-концепции. В случае сильного расхождения Я-концепции с опытом возникают невротические симптомы, символически представляющие в сознании отвергнутый опыт.

Например, навязчивое мытье рук может отражать бессознательное чувство вины и символическое ее смывание. В случае невротической симптоматики Я-коцепция продолжает оставаться целостной, но человек испытывает довольно сильное чувство тревоги.

Психотическое состояние, характеризующееся помрачением сознания, галлюцинациями и бредом, по Роджерсу — это состояние с дезориентированной Я-концепцией. Причем, бред такого больного может отражать отрицаемые переживания в гротескной форме, например в мании преследования.

Его поведение для стороннего наблюдателя кажется странным, нелогичным или «безумным».

Источник: http://baroflight.ru/2010/11/klient-centrirovannaya-terapiya/

Клиент-центрированная терапия

Клиент-центрированная терапия

Автор Татьяна в 24/04/2015. Опубликовано Психотерапия

Клиент-центрированная терапия (также известная как личностно-ориентированная терапия) — это недирективная форма разговорной терапии, которая была разработана гуманистом Карлом Роджерсом в 1940 — 1950-х годах. В настоящее время она является одним из наиболее широко используемых методов в психотерапии.

История клиент-центрированной терапии

Карл Роджерс был одним из самых влиятельных психологов 20-го века. Он считал, что люди имеют тенденцию актуализации, или желание реализовать свой потенциал и стать настолько лучше, насколько это возможно. Изначально Роджерс называл свою технику недирективной терапией.

Своей целью он не ставил прямое воздействие, поскольку, в конце концов, понял, что терапевт влияет на клиентов и более тонкими и изящными способами. Он также обнаружил, что клиенты часто ищут в своих терапевтах наставников.

Позже техника получила название клиент-центрированной терапии.

Важно отметить, что Роджерс специально использовал термин «клиент», а не «пациент». Он считал, что термин «пациент» предполагает, что человек болен и ищет лекарство. Пользуясь термином «клиент» вместо этого, Роджерс подчеркивал важность личности в поисках помощи, установлении контроля над собственной жизнью и преодолении трудностей.

Так же, как и психоаналитик Зигмунд Фрейд, Роджерс полагал, что отношения терапевт-клиент могут привести к улучшению состояния и долгосрочным изменениям в ситуации клиента.

Фрейд ориентировался на интерпретацию того, что он считал конфликтом бессознательного, который привёл к неприятностям клиента; Роджерс же полагал, что терапевт должен оставаться недирективным.

То есть, он не должен направлять клиента, не должен осуждать его чувства и предлагать готовые решения. Вместо этого, клиент управляет своей жизнью самостоятельно.

Как работает клиент-центрированная терапия?

Специалисты в области психического здоровья, которые применяют этот подход, создают необходимую для исцеления обстановку — атмосферу непредвзятости и чуткости. К ключевым характеристикам клиент-центрированной терапии относят:

  • её недирективность. Терапевты позволяют клиентам вести дискуссию и не пытаются толкать клиента в выбранном ими направлении.
  • безусловное положительное отношение. Врачи демонстрируют своим клиентам полное признание и поддержку.

По мнению Карла Роджерса, работающий в рамках клиент-центрированного подхода терапевт нуждается в трёх ключевых качествах:

  • Искренность. Терапевт должен делиться своими чувствами. Демонстрируя такое поведение, терапевт может помочь клиенту развить это важное качество.
  • Безусловное положительное отношение. Терапевт должен принять клиента таким, какой он есть — независимо от того, с чем клиент сталкивается или что испытывает. Роджерс считал, проблемы у людей появляются зачастую оттого, что ранее они получали лишь условную поддержку — признание, которое возможно только тогда, когда человек соответствует определённым ожиданиям. В созданной терапевтом атмосфере безусловного положительного отношения клиент чувствует себя в состоянии выразить свои эмоции, не опасаясь того, что его оттолкнут. Роджерс объяснял: «Безусловное положительное отношение означает, что терапевт испытывает положительное отношение к тому, кем клиент является на данный момент, именно в это время полезные изменения более вероятны. Оно включает в себя готовность терапевта принять клиента, какие бы чувства его не одолевали в этот самый момент — смущение, обида, страх, гнев, мужество, любовь или гордость… Терапевт по достоинству оценивает клиента в любой ситуации, а не при определённых условиях».
  • Чуткость. Терапевт должен действовать как зеркало — отражая чувства и мысли клиента. Цель заключается в том, чтобы позволить клиенту получить более чёткое представление о его собственных мыслях, ощущениях и эмоциях.

Обладая этими тремя характеристиками, врач может помочь клиентам расти и менять свое поведение самостоятельно. В таких условиях клиент чувствует себя в безопасности, свободным от осуждения. Роджерс полагал, что именно такая атмосфера позволяет клиентам формировать здоровый взгляд на мир и составлять менее искажённое представление о себе.

Клиент-центрированная терапия в популярной культуре

Актёр Боб Ньюхарт изображал терапевта, который применял клиент-центрированный подход к терапии в The Bob Newhart Show, которое транслировалось с 1972 по 1978 год.

Насколько эффективна клиент-центрированная терапия?

Несколько крупномасштабных исследований показали, что три качества, которые Роджерс подчеркнул — искренность, безусловное положительное отношение и чуткость, — оказывают благоприятное влияние на процесс лечения. Тем не менее, некоторые исследования показали, что сами по себе эти факторы не обеспечивают долгосрочных изменений.

Источник: http://aboutyourself.ru/psiterapiya/klient-centrirovannaya-terapiya.html

Читать

Читать

В книге изложена теория личности К. Роджерса как основание разработанного им психотерапевтического подхода — клиентоцентрированной терапии.

Прикладные аспекты данного метода представлены в главах, написанных сподвижниками К. Роджерса — Э. Дорфман (Игровая терапия), Н. Хоббсом (Группоцентрированная терапия) и Т. Гордоном (Вопросы лидерства и управленческого администрирования).

Карл Роджерс

Карл Роджерс — один из патриархов психологической науки XX столетия. Вместе с тем, его философия, воплотившись в личностном подходе в психотерапии, для многих его современников, коллег и людей профессионально далеких от психологии, приобрела метафизическое звучание и значимость системы моральных принципов.

Вся научная деятельность и практика Карла Роджерса как психотерапевта на протяжении шести десятилетий, начиная с середины 1920-х годов и вплоть до его смерти в 1987 году в возрасте 85 лет, была всецело посвящена проблемам человеческого общения и понимания, утверждению принципов, на которых должно строиться совершенно особое «терапевтическое отношение», выходящее, однако, за пределы сугубо терапевтической ситуации, поскольку здесь речь идет об универсальной модели распределения ответственности, компетенции, инициативы в рамках подлинного партнерства.

Карл Роджерс был пионером в разработке нового пара-дигмально значимого подхода в области психотерапии, известного и признанного сегодня как «недирективный», «кли-ентоцентрированный» и «личностноцентрированный» подход.

Ему принадлежит безусловное лидерство в развитии и распространении метода интенсивной групповой терапии, основанного на взаимодействии индивидуального опыта в групповом общении.

Он был одним из ведущих деятелей движения гуманистической психологии 60-80-х годов, которое и сегодня не утратило своего влияния, затрагивая самые широкие сферы общественной жизни.

Что бы ни становилось предметом его научного интереса, — психотерапия, образование, брачные или международные отношения, — вклад Роджерса неизменно состоял в осмыслении личностных основ достижения успела во всех этих сферах человеческого взаимодействия.

Он, по сути, ввел в научный оборот термин «эмпатия», придав ему статус фундаментального понятия, и, как никто другой, сумел про-демонстривовать его конструктивность применительно к терапии, образованию и человеческим отношениям в целом.

Не менее важным, с точки зрения практических подходов в психологии и психотерапии, научным концептом, хотя и менее распространенным сегодня, стало его понятие психологической конгруэнтности —гармоничного, открытого, подлинного общения (тема эта настойчиво возникает в его работах, в частности, в его диалогах с коллегами-психологами, теологами, учеными — Бейтсоном, Скиннером, Бубером, Тиллихом, Поланьи)[2].

Если, придерживаясь жанра предисловий научных изданий, мы зададимся вопросом об истоках мировоззрения автора, то стоит, следуя его подходу, со всей возможной «эмпатией» прислушаться к его голосу, его интонациям, к той подкупающей собеседника, слушателя, читателя иронии, с которой Карл Роджерс — застенчивый мальчик из религиозной семьи, семинарист, ставший агностиком, психолог по праву первородства — то мимоходом, то предельно углубленно затрагивает фундаментальные вопросы религии, философии, психологии, даже в самых прикладных контекстах.

Сам Роджерс признавал, что наиболее полно реализовал себя как ученый. Однако, как и большинство людей, одержимых научной страстью, он был в своем роде мистиком, правда, скорее не религиозного, а внерелигиозного толка.

В основании научного призвания, хотя это отнюдь не всегда очевидно ученому, можно обнаружить принципиально метафизическую предпосылку, которую надлежит принимать на веру, если мы хотим, чтобы наука вообще продолжала существовать—это убеждение в том, что вселенная не есть нечто случайное, непредсказуемое и произвольное, но в основе своей закономерна, подчинена порядку и познаваема. И подобно мистику, ученый жаждет как можно ближе подойти к непосредственному переживанию вселенского закона и универсальной гармонии.

Чтобы понять эволюцию Роджерса как ученого, следует не упускать из виду и эту, присущую ему, жажду непосредственного переживания истины, и избранный им путь к истине через научный метод.

Хотя на исходе минувшего столетия и в начале нынешнего (неслучайно, что именно на этот период пришлись детские годы Карла Роджерса) ученое сообщество пыталось заигрывать с идеей изначально лишенной высшего смысла вселенной, в истории человечества наука и мистицизм чаще всего самым тесным образом — синергически — взаимодополняли друг друга. Когда-то Галилей, обращаясь к своим инквизиторам, заявил: «Если бы религия и наука были поняты надлежащим образом, конфликт между ними был бы невозможен». Однако коллизия эта и по сей день не изжита; ею был отмечен и жизненный путь Роджерса.

Поступив после сельскохозяйственного колледжа в теологическую семинарию, чтобы от вещей природы приблизиться к природе вещей, Роджерс вскоре пересмотрел свой выбор, поняв что ортодоксальный путь к истине не оставляет места для свободного поиска.

«Ни Библия, ни пророки; ни Фрейд, ни теоретические изыскания; ни Божественное Откровение, ни откровения человеческие — ничто не может иметь превосходства над моим непосредственным опытом», — писал Роджерс в книге О становлении личности[3]. И далее: «Мой опыт не подчиняется авторитетам, поскольку он непогрешим.

Он сам является основанием авторитета, поскольку он всегда может быть проверен заново первичным образом. Именно таким образом нередкие ошибки или погрешности опыта остаются всегда открытыми для поправок».

Без этого замечания, пожалуй, было бы не совсем понятно, почему Роджерс не стал упрямым проповедником своего рода «личностноцентрированной религии», как иной раз понимали его «учение» торопливые поклонники его психологического гения. В этих сентенциях выражено научное кредо ученого, и это дает нам ключ к объяснению, почему Роджерс, в отличие от Бубера или Мертона, избрал научный путь к истине, а не путь созерцания.

Когда Карл Роджерс начинал свою научную карьеру, доминирующей установкой в науке (парадигмой в понимании Куна) был позитивизм. Иерархия научных дисциплин выстраивалась — по нисходящей — от математики и физики к химии и биологии.

Психология, если она не была в достаточной мере биологически или физиологически обоснована, чтобы получить допуск в лоно естественных наук, казалась чем-то сомнительным.

Избрав, наконец, своим поприщем именно психологию, Роджерс в своих ранних работах, казалось бы, настойчиво пытается доказать незримому оппоненту: «Мы такие же ученые, как и те, кто изучает крысиные бега в лабиринте».

В таком контексте фрейдовская методология детальной интерпретации единичных клинических случаев (того, что у нас называется «история болезни») и построения на этом основании теоретических конструкций представлялась неприемлемо «субъективной», «ненаучной» и слишком подверженной ошибкам «наблюдателя».

И коль скоро, как утверждает Торн-дайк, «все существующее существует в некотором качестве, которое может быть измерено», Роджерс и его соратники изобретают изящные количественные методы проверки идей в такой, казалось бы, не поддающейся количественным оценкам области, как психология. Впрочем, позднее они же разрабатывают и основательные качественные методы верификации психологических истин[4].

Многое из того, что сегодня мы принимаем как само собой разумеющееся, в то время начинало свой путь к научному признанию через интуитивные прозрения и рабочие гипотезы, подчиняющиеся, по меткому выражению Роджерса, лишь «правилам большого пальца».

Это и исследовательский инструментарий, вроде хорошо известного Теста тематической апперцепции или применения разного рода записывающих устройств для фиксации терапевтического процесса, и фундаментальные идеи мощного эвристического заряда, вроде представления о самореференции[5] или клиентоцентрированного подхода в терапии[6]. Отчасти поэтому, сравнивая ведущих специалистов самых разных направлений в области психотерапии, исследователи не раз отмечали, что все они, в той или иной мере, «роджери-анцы», имея в виду их понимание «терапевтического отношения», принципа признания и эмпатии[7].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=136586&p=2

Клиент-центрированная терапия К. Роджерса

95 просмотров

Роджерс Карл Рэнсом родился в 1902 г. в Оук-парке, штат Иллинойс. Учился в университете Висконсина, затем в Теологической семинарии в Нью-Йорке и далее изучал психологию в Колумбийском университете; степень доктора ему была присвоена в 1931г. Свою практическую деятельность Роджерс начал в Институте детского воспитания в Нью-Йорке в 1927 г.

Через год поступил на кафедру изучения детей Общества по предотвращению жестокого обращения с детьми в Рочестере, штат Нью-Йорк, где у него сформировалась собственная система психотерапии. С 1940 г. — профессор психологии в университете штата Огайо, где приобрел большую популярность среди студентов. С 1945 г.

был исполнительным секретарем в консультационном центре Чикагского университета. Затем возвратился в свою alma mater — университет Висконсина. В 50-х годах он стал известен и популярен и за пределами психотерапии. Занимал пост президента Национального исследовательского совета Американской психиатрической ассоциации и президента Американской психотерапевтической академии.

С 1966 г. работал в Центре по исследованию человека, в создании которого принимал участие.

Основные труды: «Клинический уход за проблемным ребенком» (1939), «Консультирование и психотерапия» (1942), «Клиент-центрированная психотерапия» (1951), «Становление человека» (1961). Последние 10 лет жизни Роджерс распространил свои идеи на политические ситуации, проводил симпозиумы по урегулированию конфликтов и по гражданской дипломатии.

Умер Роджерс в 1987 г. в возрасте 85 лет. В день его смерти пришло письмо о том, что он выдвинут кандидатом на Нобелевскую премию.

Клиент-центрированная психотерапия как вариант гуманистической психотерапии разработана Роджерсом.

Использование автором понятия «клиент», наряду с «пациент», подчеркивает признание потенциала самостоятельности, активности больного на всех этапах психотерапии, начиная с постановки задачи.

Суть метода заключается в том, что психотерапевт входит в такой контакт с пациентом, который воспринимается им не как лечение и изучение его с целью диагностики, а как глубоко личный контакт.

Основные положения клиент-центрированной психотерапии, предложенной Роджерсом, сводятся к следующему.

• Сам клиент всегда стремится к выздоровлению. Роль терапевта, считает Роджерс, заключается в том, чтобы использовать это стремление и направить клиента по нужному пути.

• Терапия акцентируется больше на эмоциональных аспектах, нежели на интеллектуальных.

• Терапия больше опирается на непосредственную конкретную ситуацию (по принципу здесь и теперь), а не на прошлый опыт индивидуума.

Терапия ориентирована на инициативу самого клиента и помогает человеку разрешить свою проблему с минимумом участия со стороны терапевта.

Терапия называется центрированной на клиенте потому, что клиент сам определяет и осуществляет те изменения в своем поведении и состоянии, которые ему представляются необходимыми, и настолько, насколько ему самому это кажется необходимым. Новый подход к терапии, по мнению Роджерса, заключается как раз в том, что клиент сам в состоянии осознать свои проблемы и решить их.

Роджерс неоднократно подчеркивал, что нередко «вмешательство компетентного профессионала любого рода враждебно личностному росту». Конечно, это утверждение дискуссионно.

Есть заболевания, где прямое вмешательство врача просто необходимо (неотложная помощь), но что касается пограничных нервно-психических расстройств, то здесь использование резервных возможностей пациента, да еще и при активном его участии — наиболее короткий и верный путь к выздоровлению.

Личность терапевта. «Ключи к исцелению, — писал Роджерс, — находятся у клиента, но терапевт должен обладать определенными личностными качествами, способными помочь клиенту научиться использовать эти ключи».

Ученый вводит еще одно понятие: терапевт, центрированный на клиенте. Чтобы обрести доверие клиента, учит Роджерс, врач должен быть тем, что он есть на самом деле, а не играть роль терапевта.

Это обещание принимать клиента таким, каким он кажется.

Такое отношение (терапевт — клиент) подобно отношению учителей восточных школ, которые, видя божественное в каждом человеке, могут относиться ко всем с одинаковым уважением и состраданием.

Терапевт, центрированный на клиенте, должен уметь поддержать в клиенте уверенность в его внутренних силах, утвердить в нем веру в свои способности к самосовершенствованию. А для этого, утверждал Роджерс, нужно чувствовать внутренний мир клиента, как свой собственный.

Энкаунтер-группы. В некоторых источниках это понятие переводится как группы столкновения, хотя более приемлемый перевод — группы встреч.

Переход Роджерса от теоретических концепций терапии, центрированной на клиенте, к энкаунтер-группам был естественным и неизбежным. Одно его утверждение о том, что выздоровление клиентов зависит от них самих, а не от терапевта, вело к созданию групп, способствующих самоизлечению.

Создание энкаунтер-групп смело можно считать началом нового направления в практической психотерапии. Заслуга Роджерса заключается в том, что он один из первых раскрыл механизм воздействия группы наличность и личности на группу. Он ввел понятие процесс встреч и изложил свое понимание механизма этого процесса в монографии «Карл Роджерс об энкаунтер-группах» (1970).

Контакт в группе начинается с общего знакомства, с «хождения вокруг да около». Когда выясняется, что члены группы сами должны определить, чем они будут заниматься, наступает период разочарования. Этот период межличностных отношений проявляется сопротивлением самовыражению и самораскрытию.

«Члены группы, — пишет Роджерс, — стремятся показать друг другу свое «публичное Я», и лишь постепенно, боязливо и амбивалентно они предпринимают шаги, чтобы обнаружить нечто из своего «приватного Я». Сначала члены группы более склонны обсуждать события и переживания из прошлого, и только позже переходят на настоящее.

Роджерс считает, что прошлый опыт безопаснее и менее подвержен критике или сочувствию, чем настоящий.

Когда группа начинает работать по принципу здесь и теперь, вначале почти всегда проявляются негативные чувства. Роджерс полагает, что глубокие позитивные чувства выразить гораздо труднее и опаснее, так как они менее защищены, чем негативные. Сказать «я вас люблю» всегда труднее, чем «я вас ненавижу».

Когда этап негативизма прошел и группа при этом не распалась, начинает формироваться климат доверия. Члены группы начинают идти на осознанный риск, появляется лично значимый материал. Члены группы начинают доверять друг другу свои истинные чувства, как негативные, так и позитивные.

Реакция группы на искреннее раскрытие одного из пациентов чаще всего бывает неоднозначной, но всегда несет в себе, по принципу обратной связи, исцеляющий потенциал.

То, что опытный терапевт делает за долгие месяцы, группа может сделать в течение одной встречи.

«Этот род способности, — писал Роджерс, — проявляется столь определенно в группах, что они привели меня к чувству, что способность к исцелению или терапии гораздо более распространена в человеческой жизни, чем мы предполагаем».

По принципу групповой обратной связи человек в ответ на реакцию группы в состоянии лучше осознать свои чувства, свои поступки, свое отношение к окружающим.

Постепенно в группе возникает нетерпение к защитам. Иногда деликатно, а то и прямо группа начинает требовать, чтобы каждый ее член был самим собой, не скрывал своих истинных чувств и намерений.

Общение на таком уровне ведет к вскрытию бессознательного, к формированию и отреагированию гештальтов. Другими словами, общение на таком уровне ведет к исцелению.

Группа чаще всего не понимает механизмов исцеления, а идет к этому интуитивно.

Крайнюю (полюсную) форму групповой обратной связи Роджерс называл конфронтацией. Конфронтация может быть как негативной, так и позитивной. За конфронтацией обычно следует катарсис. Роджерс считал, что «каждая волна негативных чувств, каждая вспышка страха вызывает вслед за собой выражение позитивных чувств и поддержки».

Если группа поддерживает своего члена даже в том случае, когда он высказывает негативные чувства, то это говорит о ее зрелости. Такая группа в состоянии оказать на своего члена воздействие, изменить его взгляды о себе, лучше осознать себя.

В свою очередь если группа успешно демонстрирует возможности принимать и осознавать негативные чувства, не отстраняя человека, который их выражает, то члены группы становятся более открытыми, у них повышается способность к самоосознанию, к саморегуляции, а это уже путь к исцелению.

Источник: https://students-library.com/library/read/3611-klient-centrirovannaa-terapia-k-rodzersa

Ссылка на основную публикацию