Жизненное пространство: значение в психологии

Жизненное пространство человека

Жизненное пространство: значение в психологии

Жизненное пространство человека – это некая область его бытия в природной и общественной реальности. Жизнь каждого человека ограничена возрастными пределами, запрограммированными в его генотипе, и конкретными условиями существования.

Относительная кратковременность пребывания индивида в этом мире не дает ему возможности полностью реализовать себя даже при наличии благоприятных условий.<\p>

Поэтому жизненное пространство каждой личности принципиально не замкнуто, непрерывно переходя в жизненное пространство других людей.

Оно предстает как совокупность множества объективных связей и отношений, в которые вынужден постоянно вступать человеческий индивид на протяжении всей своей жизни и деятельности. Кроме того, необходимо отметить неисчерпаемость жизненного пространства человека в количественном и качественном отношениях.

Речь идет о весьма специфических особенностях протекания жизни в детстве и молодости, зрелости и старости, а также в различных географических, климатических, исторических и социально-культурных условиях становления и саморазвития личности, ее расцвета.

Сугубо человеческие задатки у ребенка – это продукт длительной природной эволюции живой материи, отразившейся в наследственно закрепленном генотипе. Однако в реальной жизни эта «закодированная» информация сама по себе реализоваться не может. Для этого необходимы определенные условия. Даже элементарные, заданные природой способности к речи, прямохождению и т.п.

развиваются у ребенка постепенно, в процессе практического постижения им исторически сложившихся стереотипов владения языком, абстрактного мышления и т.д. Ведь способность мыслить (особенно понятийно) не проявляется сама по себе, а формируется при активном участии окружающих в результате жизнедеятельности человека в общественной среде.

Именно общественные связи и отношения определяют то исходное жизненное пространство ребенка, которое дает ему шанс стать востребованной обществом личностью, возможно, даже выдающейся, и при этом развить в себе уникальную индивидуальность.

Исходя из этого, жизненное пространство человека следует понимать как некую возможность мыслить, чувствовать, любить и быть любимым, созидать и т.д.

Человек – единственное земное существо, которое осознает свою роль во Вселенной и чувствует ответственность за собственные поступки, постоянно развивает и укрепляет в себе личностные качества.

Психологи давно и не без основания утверждают, что человеческий индивид не рождается личностью, а становится ею в результате общения и воспитания. «Поэтому-то мы и не говорим о личности новорожденного или личности младенца, – утверждал известный советский психолог А.Н.

Леонтьев (1903-1979), – хотя черты индивидуальности проявляются на ранних ступенях онтогенеза не менее ярко, чем на более возрастных этапах» [16].

Жизненное пространство человека как личности включает в себя все специфические параметры протекания познавательных и творческих процессов, интеллектуальные и эмоционально-чувственные способности, способы мышления и стили восприятия мира, морально-этические и правовые формы общения и множество иных свойств и качеств в сфере организации личностного бытия.

Таким образом, жизненное пространство личности философы определяют как объективные территориально-временные обстоятельства и субъективно-личностные факторы жизнедеятельности человека, которые позволяют ему сознательно строить свою собственную жизнь (судьбу), предполагающую тот или иной смысл, а также цели и средства, находящиеся в сложных и неоднозначных отношениях между собой.

Такое жизненное пространство, будучи по содержанию общественным феноменом, по форме для каждой отдельной личности всегда проявляется строго индивидуально. Оно открывается с момента рождения человека, но не завершается умиранием.

В четко очерченных границах территориально-временного жизненного пространства человеческий индивид фактически совершает внутреннее восхождение от некоего природного существа к духовной личности, чувства, мысли и дела которой продолжают жить и развиваться в других людях. «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире мой прах переживет», – писал А.С. Пушкин [17].

Действительно, жизненное пространство личности выходит далеко за пределы ее физического существования, причем масштабы его определяются тем, насколько она социально и духовно значима.

Вопрос о жизненном пространстве тесно связан с проблемой отношения к природе как к объективному полю реального бытия. Издавна природу называли матерью, человек обязан был любить и беречь ее.

С Нового времени отношение к природе меняется: она становится мастерской человека, который, будучи подотчетен только одному Богу, превращается в ее господина. Природа с тех пор предстает как некая инертная сила, требующая покорения.

Вспомним в этой связи известные высказывания, ставшие афоризмами: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней хозяин», «Нечего ждать милости от природы -взять ее наша задача!».

И только возникшие глобальные проблемы привели человечество к осознанию того, что природа – его родной дом. А это значит, что о нем надо заботиться как о самом себе: беречь, сохранять и восстанавливать все утраченное.

Жизненное пространство человека ныне характеризуется как особая социально-культурная, духовно-нравственная атмосфера. А потому вся ответственность за его формирование и за сохранение морального климата в обществе лежит на самих людях.

Следует отметить, что разного рода проекты по преобразованию природы, совершенствованию общества, а также выбираемые средства и способы решения конфликтных ситуаций никогда не были и в принципе не могут быть исключительно безошибочными. Они всегда содержат в себе немалую долю риска.

Однако это вовсе не означает, что деятельность человечества с каждым днем становится все более негативной, как вырождается и оно само, снижая уровень своей нравственной ответственности.

Наоборот, жизненное пространство современного человека, неразрывно связанное с культурой, созиданием ценностей, а также с критическим осознанием собственных достижений и промахов, улучшается. Однако сегодня каждому человеку как никогда следует стремиться быть самим собой, то есть определять четкие и ясные цели на всех временных этапах жизнедеятельности и не отступать от них, «быть для самого себя» (Э. Фромм).

Когда же индивид осваивает шаблонный тип личности, навязываемый ему несовершенным обществом, он перестает быть самим собой. Исчезает различие между собственным «Я» и окружающим миром, более того, появляется осознанный страх перед одиночеством и собственным бессилием.

Из этого следует, что каждый член общества обязан овладевать искусством жить по-человечески. Иначе говоря, он должен научиться самостоятельно заботиться о своем физическом и нравственном состоянии. Разумный образ жизни обнаруживает меру в желаниях, полезную и даже необходимую для физического и духовного самосовершенствования.

Поиски такой меры удовольствия от жизни, которая сделала бы человека счастливым на всех этапах его жизненного пути (от младенчества до глубокой старости), ведутся давно – еще со времен Гиппократа.

Все это тесно связано с проблемой смысла жизни, найти который – значит, по сути, обрести себя, обнаружить «в-самом-себе-бытие», то есть постигнуть свои потенциальные духовные возможности, определить свою роль в природной среде, найти собственное место в потоке социального движения.

Если индивид не обретет «в-самом-себе-бытия», его существование по отношению к вечности будет пустым, призрачным. Человеческая жизнь должна иметь назначение, цели и разнообразные средства их достижения.

Проблема утраты человеком смысла жизни имеет сегодня не столько психологический характер, сколько социально-моральный. Этим во многом и объясняются социально-нравственные патологии, которые вызывают сегодня нестерпимую боль в общественном организме.

Речь идет о разгуле преступности, зачастую жестокой и бессмысленной, о распространении опасных заболеваний, алкоголизма, наркомании, о росте самоубийств.

Скольких человеческих трагедий могло бы не быть, если бы люди не были столь ограничены в реализации своих потенциальных творческих возможностей, не были бы лишены стремления строить свою жизнь в полном согласии с разумом, совестью.

Осмысленно принимать на себя всю полноту ответственности за свои действия, поступки, за реализацию своих планов – это значит найти смысл собственной жизни, то есть обнаружить свое истинное «Я», «осуществить» себя в себе.

Однако осуществить себя до конца удается далеко не каждому человеку. А причиной тому служит несовершенное общество, которое сделало его личностью, но ограничило его саморазвитие.

Именно об этом писал Сент-Экзюпери: «Тот, кто работает киркой, хочет, чтобы в каждом ударе кирки был смысл. Когда киркой работает каторжник, каждый ее удар только унижает каторжника, но если кирка в руках изыскателя, каждый ее удар возвышает изыскателя.

Каторга не там, где работают киркой. Она ужасна не тем, что это тяжкий труд. Каторга там, где удары кирки лишены смысла, где труд не соединяет человека с людьми» [18].

В настоящее время значительно возрос интерес к философскому осмыслению проблем смерти, с неизбежностью которой человеку очень трудно смириться. Эта сторона осознания жизни имеет непреходящее значение, ведь смерть есть ее незримое продолжение.

Источник: https://progs-shool.ru/obshhij-kurs-filosofii/530-zhiznennoe-prostranstvo-cheloveka.html

Игра и Реальность

Игра и Реальность

Мой тезис состоит в том, что творческая игра и культурный опыт, во всех своих сложнейших проявлениях, располагаются в потенциальном пространстве между матерью и ребенком. Давайте обсудим, насколько эта идея ценна сама по себе.

Я имею в виду гипотетическую область, которая существует (хотя это невозможно) между младенцем и объектом (матерью или какой-то ее частью) на протяжении той фазы, когда вместо слияния с объектом возникает существование отдельно от объекта, который начинает восприниматься как «не-Я».

Раньше ребенок был с матерью одним целым, а теперь он отделяет ее от собственной личности, а мама, в свою очередь, все меньше и меньше подстраивается к потребностям ребенка (как по причине того, что она сама выходит из состояния сильнейшей идентификации со своим ребенком, так и потому, что она видит новую потребность ребенка, потребность ребенка в матери как отдельном от него существе)41.

41 Я подробно обсуждаю этот тезис в работе «Первичная материнская вовлеченность» («Primary Maternal Preoccupation», 1956).

Это то же самое, что область опасности, которая проявляется рано или поздно во всех случаях работы с психиатрическими пациентами. Пациент чувствует себя в безопасности и вполне жизнерадостно, поскольку аналитик надежен, подстраивается под него, с готовностью включается в работу.

И пациент начинает ощущать потребность вырваться на свободу, обрести независимость.

Точно так же, как это происходит у младенца с матерью, пациент не может отделиться, если терапевт одновременно не готов отпустить его, кроме того, со стороны терапевта любое движение в сторону отделения от пациента страшно подозрительно, и может привести к неприятным последствиям.

Вспомним пример про мальчика и шнурок (глава 1). Я говорил о двух объектах, которые посредством шнурка одновременно соединяются и сепарируются друг от друга.

Это парадокс, который я принимаю как есть, не пытаясь его разрешить.

Отделение ребенком мира объектов от своего «Я» достигается только через отсутствие пустого пространства между ними, через потенциальное пространство, которое заполняется так, как я это описываю.

Можно сказать, что у человека не происходит полного разделения, есть лишь угроза сепарации, и эта угроза может быть минимально или максимально травматична в зависимости от опыта самых первых сепарации.

Вы спросите, а как же разделение субъекта и объекта, младенца и матери, которое должно произойти на самом деле, должно произойти с пользой для всех участников и в подавляющем большинстве случаев? И это несмотря на принципиальную невозможность сепарации? (С парадоксом необходимо смириться.)

Ответим так.

В жизненном опыте ребенка, а именно в отношениях с матерью или материнской фигурой, обычно развивается доверие (на некотором уровне), уверенность в ее надежности; или, говоря о психотерапии, к пациенту приходит ощущение, что забота психотерапевта идет не от потребности управлять зависимым человеком, а от его способности идентифицироваться с пациентом, но не так: «На вашем месте я бы…». Другими словами, любовь матери или терапевта состоит не только в удовлетворении потребности в зависимости, но и в том, чтобы создать для ребенка или пациента благоприятные условия для перехода от зависимости к самостоятельности.

Без любви ребенка можно вскормить, но воспитание, лишенное любви и человеческого тепла, никогда не преуспеет в том, чтобы сделать из него самостоятельного человека.

Там, где находятся доверие и надежность, и есть наше потенциальное пространство.

Область, которая может стать бескрайней зоной сепарации, зоной, которую младенец, ребенок, подросток, взрослый могут наполнить игрой, которая со временем станет сопричастна культуре.

Особое качество этого места, где расположены игра и культурный опыт, состоит в том, что его существование зависит от жизненного опыта, а не от наследственных факторов.

Здесь, где происходит отделение матери от ребенка, с одним младенцем обходятся очень чутко и нежно, поэтому у него есть обширное пространство для игры. А у другого ребенка опыт настолько беден, что возможностей для развития почти не остается, за исключением интроверсии и экстраверсии.

В последнем случае потенциальное пространство незначимо, поскольку никогда не было доверия, которое неотделимо от надежности, и, следовательно, не было и легкости в самореализации.

В опыте более счастливого младенца (ребенка, подростка, взрослого) не встает вопрос о сепарации, потому что в потенциальном пространстве между ребенком и матерью появляется творческая игра, возникающая в ненапряженном состоянии естественным образом. Именно здесь развивается использование символов, которые обозначают одновременно внешний феномен и явления, происходящие внутри индивида, когда он смотрит на окружающий его мир.

Остальные две области не теряют своей значимости благодаря третьей зоне, которую я здесь предлагаю рассмотреть. Если мы по-настоящему занялись изучением человека, то мы должны быть готовы к тому, что наши наблюдения будут накладываться друг на друга.

Индивиды строят отношения с внешним миром таким образом, чтобы получать удовольствие, связанное с инстинктивными влечениями, как напрямую, так и через сублимацию.

Нам также известна первостепенная важность сна и сновидений, которые находятся в ядре личности, а также созерцания и ненаправленной, непоследовательной умственной релаксации.

Тем не менее, мы считаем игру и культурный опыт ценными, но в особом смысле: они связывают между собой прошлое, настоящее и будущее, они заполняют пространство и время. Они требуют к себе особого, осмысленного внимания и получают его, но, конечно, не настолько сильно осмысленное, как то, к которому они стремятся.

https://www.youtube.com/watch?v=ci5t5DKPV6Q

Мать адаптируется к потребностям ее младенца или ее ребенка, характер и личность которого постепенно развиваются, и эта адаптация придает ей некоторую надежность в глазах ребенка. Переживание этой надежности взращивает в младенце или подрастающем ребенке чувство доверия.

Уверенность ребенка в материнской надежности, а значит, и в надежности других людей и вещей, делает возможным отделить «Я» от «не-Я».

В то же время можно говорить о том, что сепарация аннулируется наполнением потенциального промежуточного пространства творческой игрой, использованием символов и всем тем, что в конечном счете представляет собой культурную жизнь.

Нарушение доверия во многих случаях служит помехой для способности ребенка играть, поскольку потенциальное пространство имеет границы.

Также это скажется негативно на самой игре и культурном опыте, поскольку, хотя у ребенка есть пространство для освоения знаний, нарушение произошло и со стороны тех людей, которые составляют окружение ребенка и знакомят его с культурой, исходя из уровня его развития.

Естественно, ограничения возникают из относительной недостаточности познаний в сфере культуры или даже из-за нехватки культурной осведомленности людей, ответственных за ребенка.

Итак, исходя из описанного выше в данной главе, в первую очередь необходима защищенность в отношениях мать-дитя и ребенок-родитель на ранних стадиях развития каждого мальчика или девочки, чтобы могло появиться потенциальное пространство, в котором, если есть доверие, ребенок может творчески играть.

Во-вторых, необходимо, чтобы люди, которые заботятся о ребенке, какого бы возраста он ни был, были готовы знакомить детей с культурным наследием общества, конечно, исходя из индивидуальных способностей, психологического возраста, этапа развития ребенка.

Затем полезно будет подумать о жизни человека в этой третьей области, которая и не внутри и не снаружи, в реальности, разделенной между людьми. Эта промежуточная жизнь протекает в потенциальном пространстве, отрицая саму идею пространства и сепарацию ребенка от матери и все последствия этого процесса.

Это потенциальное пространство сильно варьирует от одного человека к другому, и его основа — это доверие младенца по отношению к матери, которое он переживает в течение достаточно длительного периода, во время критической стадии разделения «Я» и «не-Я», когда только-только начинается формирование автономной самостоятельной личности.

Источник: http://bookap.info/psyanaliz/vinnikott_igra_i_realnost/gl49.shtm

Проблема отчужденности личности в современном жизненном пространстве Влияние отчужденности на

АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине «Психодиагностика»

На тему: «Проблема отчужденности личности в современном жизненном пространстве. Влияние отчужденности на человека»

Выполнила:

Студентка группы ПС-41

Проверила:

Русанова О. А.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Проблема отчуждения личности в современном обществе

Глава 2. Описание и обоснование методик

Глава 3. Анализ полученных данных

Вывод

Список используемой литературы

Введение

Существуют ситуации и состояния, которые люди расценивают как одиночество, отчуждение себя от других людей: это может быть изоляция, как эмоциональная, так и социальная. Под эмоциональной изоляцией понимается результат отсутствия привязанности к конкретному человеку; в результате чего возникает тревожное беспокойство.

Социальная изоляция обычно выражается в отсутствии доступного круга социального общения и сопровождается чувством отчужденности. Наиболее часто с одиночеством ассоциируются такие эмоциональные состояния, как отчаяние, тоска, депрессия, жалость к себе, невыносимая скука.

Переживаемое острое чувство отчуждения влечет за собой общение, которое можно назвать дефицитным и дефектным.

В настоящее время среди людей изоляция, отчужденность от остального человечества встречается довольно часто, влияя на жизнь конкретного человека, на его взаимоотношения с другими людьми.

Таким образом, отчужденность является одной из проблем человечества, которую необходимо преодолеть.

Проблема отчужденности как одна из наиболее интересных и небезразличных сфер в функционировании общества изучалась многими исследователями, такими, как М. Симэн, А. Нил, С. Реттинг, М. Кларк, Б. Эндерсон и другими.

Таким образом, можно констатировать, что необходимо рассмотреть особенности отчуждения личности в современном обществе.

Цель данной работы – изучение проблемы отчужденности личности в современном жизненном пространстве, влияние отчужденности на человека.

Объект – юноши и девушки в возрасте от 17 до 20 лет (12 человек – 48 юношей и 4 девушки).

Предмет– особенности поведения человека при проявлении отчужденности.

Гипотеза – отчуждение определяет особенности поведения человека, влияя на его личность.

Задачи:

  1. Подбор специальных методик по данной проблеме, изучение соответствующей литературы.

  2. Определить наличие отчужденности у испытуемых.

  3. Оценить значимость отчуждения в поведенческой сфере человека.

  4. Определить наличие у испытуемых нарушений в сфере общения, неспособность или нежелание общаться.

  5. Установить наличие у испытуемых потребности в общении.

  6. Выявить стремление к принятию испытуемых окружающими людьми и страха быть отвергнутым другими людьми.

  7. Составить практические рекомендации испытуемым.

1. Проблема отчуждения личности в современном обществе

Отчужденность — термин, который употребляется и в обыденном языке, и в различных науках, чаще всего — в философии, психологии, криминологии, социологии. В отличие от философского, в социологическом и психологическом понимании отчужденность описывается в терминах ожиданий и всегда является в достаточной степени осознаваемым свойством.

Отчужденность проявляется как чувство бессилия перед повседневными проблемами, чувство бессмысленности происходящего; отъединенность, охлаждение и разрыв с ближайшим окружением, выпадение из социальных связей.

Это состояние сопровождается апатией и аполитичностью, отказом от дружеского и товарищеского общения, недоверием к искренности и бескорыстности людей, дефицитом теплого сердечного общения. Даже если широкие дружеские связи еще сохраняются, человек нередко тяготится ими и постепенно сокращает контакты.

Отчужденность как переживаемое чувство и состояние превращается в отчуждение от реальных людей, их забот и жизни.

Проявлениями отчужденности являются охлаждение и разрыв с ближайшим окружением, выпадение из социальных связей, на личностном уровне проявляется как чувство бессилия перед повседневными проблемами, бессмысленности происходящего; сопровождается апатией и аполитичностью, дефицитом теплого сердечного общения.

М. Симэн выделил многомерную концепция отчужденности, которая включала в себя пять измерений:

· чувство бессилия («от моих поступков ничего не зависит»);

· чувство бессмысленности («не ясно, во что верить»);

· отсутствие норм («чувство аномии»);

· чувство изоляции («изоляция от ценностей и общества»);

· чувство чуждости всему («теряется смысл труда, удовлетворение от работы»).

Исследования в области личности показали, что отчужденность — генерализованный, многомерный фактор.

Зеллер и другие психологи с помощью четырехмерной шкалы (бессмысленность, бессилие, аномия и социальная изоляция) составили психологический портрет отчужденного человека, в который вошли отношения человека к миру и к себе. По их характеристики отношение отчужденного человека к миру характеризуется следующими чертами:

· мир воспринимается как застывший, схематичный;

· низкий уровень знаний об особенностях социально-политической системы;

· нет интереса к культуре и интеллектуальным видам деятельности;

· верят в сверхъестественные силы, астрологию, судьбу;

· менее логичное мышление, познавательная замкнутость;

· навязчивые состояния и ригидность;

· с трудом сосредоточиваются и принимают решения;

· склонность печалиться, высокий уровень страхов;

· безразличие к групповому поведению.

Для отношения к себе характерны:

· неадекватность и презрение;

· экстремизм, ослабление чувства ответственности, горечь и зависть;

· чувство вины, неуверенности, неудовлетворенности жизнью; пессимизм, чувство одиночества, фрустрированности; другие воспринимаются как угроза;

· презрение к себе сочетается с враждебностью к другим и осуждением человеческих слабостей;

· отсутствие чувств лояльности, принадлежности, враждебность, экстремизм в этом состоянии иногда предшествуют отклоняющемуся поведению.

Стержнем отчужденности является аномия, которая определяется как состояние дезорганизации личности, возникающее в результате ее дезориентации. Причиной такой дезориентации может быть социальная ситуация, в которой имеет место конфликт норм и личность сталкивается с противоречивыми требованиями либо ситуация отсутствия норм.

Отношения между людьми становятся поверхностными. Поверхностный характер человеческих отношений побуждает многих надеяться, что они могут обрести глубину и силу чувств в индивидуальной любви.

Но любовь к одному человеку и любовь к ближнему неразделимы; в любой из культур любовные отношения — это только более сильное выражение формы родства со всеми людьми, преобладающей в данной культуре.

Трудности при отчуждении могут возникать вследствие неумения раскрыться, поверхностности контакта, отсутствия потребности в общении. При этом они могут выражаться в склонности к резонерству, невнимании, обидной снисходительности и заметном равнодушии к партнеру. Все это разнообразие обусловливает необходимость классификации психологических трудностей общения.

В трудностях общения следует выделить сугубо психологический и коммуникативный аспекты. Психологический аспект разнообразных трудностей и помех в общении связан с личностным фактором, мотивационно-содержательной стороной общения и включает в себя, с одной стороны, отчужденность и аутистичность, а с другой — избыточность, бессодержательность общения.

Аномия формирует чувство бесцельного существования, бессилия, чувство собственной ничтожности, делает человека обособленным, отъединенным, отчужденным, ослабляет чувство ответственности. Человек становится «недружелюбным» — жестоким, безразличным, асоциальным. Человек, чувствующий себя отчужденным не принадлежит к группе, социальные связи нарушены.

Отчуждение в современном обществе, носит почти всеобщий характер; оно пронизывает отношение человека к своей работе, к потребляемым им вещам, к государству, к своим ближним и к самому себе. Отчуждение между человеком и человеком ведет к утрате всеобщих и социальных уз.

Аномия формирует чувство бесцельного существования, бессилия, чувство собственной ничтожности, делает человека обособленным, отъединенным, отчужденным, ослабляет чувство ответственности. Человек становится «недружелюбным» — жестоким, безразличным, асоциальным.

Застенчивость, интровертированность, аутистичность, отчужденность, повышенная сенситивность принадлежат к глубоко личностным свойствам, они часто могут обостряться при неблагоприятных обстоятельствах и из субъективно ощущаемых трудностей превращаться в объективное препятствие для полноценных личностных контактов, таким образом, мешая полноценному общению с людьми.

Под жизненным пространством в современной психологической теории поля понимается мир психических представлений и переживаний личности, кроме этого сюда можно отнести и общее психологическое окружение индивида, включая его самого и всех других людей, имеющих для него значение. Жизненное пространство индивида по К.Левину индивида есть целостное поле, внутри которого возникают его стремления, намерения и другие психологические силы, имеющие определенную направленность, величину и точки приложения.

Таким образом, отчужденность личности формируется в обществе, и влияет на поведение человека, его помыслы, мнения и установки. Все это оказывает огромное воздействие на личность человека, не всегда влияя на него положительным образом.

Источник: http://works.doklad.ru/view/6b0_v1Bem3k.html

Ссылка на основную публикацию